СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

СОВЕ́ТСКАЯ ЛИТЕРАТУ́РА, многонациональное единство литератур народов СССР, сложившееся в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции и в ходе построения социализма. Как идейно-эстетическое целое С. л. характеризуется единой социально-идеологической направленностью художественных исканий, общностью социальных, нравственных, эстетических идеалов, гражданского и гуманистического пафоса, творческих принципов, включая ленинские принципы партийности и народности, развиваемых и обогащаемых на основе метода социалистического реализма. В расцвете советской литературы, социалистической по содержанию, многообразной по национальным формам, интернационалистской по духу, нашло яркое выражение возникновение качественно новой социальной и интернациональной общности — советского народа. На всем 70‑летнем пути советской литературы ее непрерывно возраставшее национальное многообразие и все более крепнувшее интернациональное единство выступали двумя диалектически взаимосвязанными, взаимопроникаемыми сторонами одного процесса развития.

В первые годы после Октябрьской революции книги в СССР издавались на 20 языках. В 1934 году делегаты 1‑го Всесоюзного съезда советских писателей представляли 52 разноязычные литературы, которые, по определению М. Горького, перед лицом всего мира выступили «…как единое целое…», сцементированное «…единством… чувств и желаний, единством целеустремленности…» (Собр. соч., т. 27, 1953, с. 296, 342). В резолюции 5‑го съезда писателей СССР (1971) число языков, на которых создается советская литература, определено цифрой 75. К концу 70‑х гг., по уточненным данным, называется 88 языков, хотя и эта цифра, вероятно, не отражает многонациональный литературный процесс во всем его объеме.

Прослеживая исторические судьбы каждой из братских литератур народов СССР, составляющих единую советскую литературу, их можно разделить на три группы, которые характеризуются типологической общностью устойчивых признаков и черт, связанных со своеобразием национального идейно-художественного опыта, спецификой обусловленных им традиций.

В 1‑ю группу входят литературы, имеющие, как правило, многовековую историю и к Октябрю пришедшие с богатейшими традициями и зрелым опытом классического реализма. В их ряду — русская, украинская, белорусская литературы, чьи исторические корни уходят в глубину веков к литературе Киевской Руси; армянская и грузинская литературы, история которых охватывает около двух тысячелетий; таджикская, азербайджанская, татарская, узбекская литературы, достигшие высокого уровня развития соответственно в IX—X, XII, XIII—XV, XIV—XV веках. Зарождение более молодых эстонской, латышской и литовской литератур датируется XVIII—XIX вв., но с первых своих шагов они развивались в русле реализма и также создали большое наследие реалистической классики. В некоторых литературах 1‑й группы на дореволюционном этапе их истории творческие возможности реализма проявились не во всех родах, видах и жанрах. Так, не в пример развитым поэтическим традициям белорусской литературы, проза в ней была представлена юмореской, бытовым анекдотом, рассказом. Первые национальные образцы романа появились в Белоруссии только на рубеже 1920‑х гг. под непосредственным воздействием идей, тем и образов новой социальной действительности. Аналогичный процесс имел место в таджикской, узбекской и туркменской литературах: обладая многовековым наследием поэтической классики Востока, развитую прозу и драматургию они обрели лишь после Октября. Типологически общей закономерностью развития в послеоктябрьские годы литератур этой группы было создание в большинстве из них ярких, эпически масштабных произведений о революции, гражданской войне, социалистическом строительстве, которые, подобно наследию М. Горького и В. В. Маяковского, прозе М. А. Шолохова, А. Н. Толстого, Л. М. Леонова, К. А. Федина, А. А. Фадеева, Ю. И. Яновского, С. Айни, М. Ауэзова, поэзии Н. С. Тихонова, А. Т. Твардовского, Я. Купалы, Я. Коласа, П. Тычины, М. Рыльского, Г. Табидзе, Е. Чаренца, С. Вургуна, драматургии Хамзы Хакимзаде Ниязи и др., стали общесоветской классикой и для всех больших и малых литератур страны обрели значение непреходящих образцов писательского мастерства.

Особое место занимает казахская литература: развиваясь главным образом на основе и в русле фольклорных традиций, она уже в XIX в. имела свою классику (Ч. Валиханов, Абай Кунанбаев), ориентированную на опыт реализма в русской литературе.

2‑ю группу образуют киргизская, уйгурская, марийская, калмыцкая, мордовская, якутская, бурятская, кабардинская, балкарская и другие литературы, которые не обладают многовековым опытом и зрелыми традициями реализма. Отдельные письменные произведения в некоторых этих литературах создавались еще в дореволюционный период, но в основном их развитие протекало тогда в русле народного поэтического творчества.

3‑я группа представлена более чем 40 литературами некоторых народов Средней Азии, Северного Кавказа, Поволжья, большинства народов Сибири, Крайнего Севера и Дальнего Востока, которые до революции не имели письменности. Их письменные литературы возникли лишь после Октября, и наследие национального фольклора, традиции устного народнопоэтического творчества были тем единственным художественным достоянием, отталкиваясь от которого они начинали свой современный путь. В эту группу входят также литературы, возникающие непосредственно в наши дни. Такова нивхская литература, заявившая о себе в начале 60‑х гг. первой книгой В. Санги, изданной на Сахалине; или литература долганская (сборник стихов О. Аксеновой вышел в Красноярске в 1973). Ю. С. Рытхэу, Г. Г. Ходжер, Ю. Н. Шесталов, В. Н. Ледков, С. Н. Курилов — писатели, чья поэзия и проза создали живую историю чукотской, нанайской, мансийской, ненецкой, юкагирской литератур.

Некоторые литературы 2‑й и все литературы 3‑й группы получили название новописьменных и младописьменных. В их становлении и росте, стремительном движении от фольклора к современному реализму наиболее динамично проявились закономерности ускоренного развития национальных культур в условиях социализма. Сущность этих закономерностей раскрыта В. И. Лениным, который указал на грандиозную задачу, стоящую перед Советской властью: «Она должна за годы, за десятилетия загладить культурный долг многих столетий» (Ленин В. И., О литературе и искусстве, 1979, с. 660).

При всем многообразии путей и судеб братских литератур народов СССР в становлении и развитии их после Октября проявились общие закономерности, ведущие тенденции, которые делают необходимой единую периодизацию истории советской многонациональной литературы в целом. Наибольшее распространение получила периодизация, принятая с незначительными вариациями в очерках истории русской, украинской, белорусской, казахской, узбекской и других советских литератур, а также в «Истории советской многонациональной литературы» (т. 1—6), где выделены следующие основные этапы: литература периода Октябрьской революции и Гражданской войны (конец 1917 — 1920);
литература 20‑х и 30‑х гг.;
литература Великой Отечественной войны;
литература послевоенного (1946 — 1955)
и современного (с середины 1950‑х гг.) периодов. Ряд исследователей, однако, предлагает периодизацию, различающую три последовательных этапа в развитии советского общества:
переходный период от капитализма к социализму (октябрь 1917 — 1936),
период упрочения и развития социалистического строя (конец 30‑х — конец 50‑х гг.),
современный период, ознаменованный полной и окончательной победой социализма (с начала 60‑х гг.).
На этой основе в истории советской многонациональной литературы выделяются два основных этапа: литература эпохи становления социалистического общества (20—40‑е гг.) и литература продолжающейся ныне эпохи реального социализма (60—80‑е гг.) с десятилетним (50‑е гг.) переходным периодом между ними. В рамках общей периодизации истории советской многонациональной литературы закономерно выделение основных этапов становления, развития и обогащения ее интернационального единства.

1‑й этап начинается победой Великого Октября и завершается 1934, когда 1‑й Всесоюзный съезд писателей закрепил идейное и организационное объединение всех писательских сил страны, создал предпосылки для дальнейшего ускоренного развития и взаимодействия национальных литератур, осознавших свое идейно-эстетическое единство. Характер творческих взаимосвязей между ними определяется на этом этапе обостренной потребностью взаимного узнавания (чему служили, в частности, бригадные поездки русских писателей по республикам Закавказья и Средней Азии), актуальными задачами возможно более широкой пропаганды национальной классики и современных достижений каждой из литератур посредством художественного перевода. «Идеально было бы, если бы каждое произведение каждой народности, входящей в Союз, переводилось на языки всех других народностей Союза», — писал М. Горький на страницах «Правды» (Собр. соч., т. 30, 1955, с. 365). Ведущую роль в начальных процессах единения играли зрелые, развитые литературы, и первое место среди них принадлежало русской литературе: ее прогрессивные, демократические и революционные традиции, богатейший опыт ее классики для всех разнонациональных писательских отрядов страны явились школой реализма, высокой гражданственности и гуманистической устремленности творческих исканий.

2‑й этап, начавшийся от 1‑го съезда писателей, охватывает 2‑ю половину 30‑х гг., годы Великой Отечественной войны и послевоенное пятнадцатилетие. На основе развившихся вширь и вглубь межнациональных литературных взаимосвязей сложились устойчивые черты идейно-эстетического единства больших и малых литератур народов СССР, возникли повсеместные условия для их интенсивного творческого роста и последующего расцвета. На этом этапе значительно расширяется сфера взаимовлияний и взаимодействия литератур; ускоренность их развития и обогащения обретает значение всеобщей закономерности. С выходом каждой национальной литературы на широкий всесоюзный простор происходит стремительное обновление ее специфических черт и самобытных традиций, заметное укрупнение творческих горизонтов и идейно-художественных масштабов.

Начало 3‑го, современного этапа совпадает со вступлением советского общества в современный период реального социализма, который в сфере национальных отношений характеризуется упрочением общей интернациональной основы, углублением взаимодействия национально-особенных черт с заимствованными и усвоенными достижениями других наций. Любая из литератур есть неотъемлемое звено той общности духовной жизни, которая выступает одной из важнейших типологических черт советского народа как качественно новой социальной и интернациональной общности. Однотипность социальной структуры каждой нации в отдельности и социальная однородность всего советского общества предполагают эту духовную общность людей и народов, наполняют единым общенародным содержанием патриотические и интернациональные чувства. Все вместе находит воплощение в идеях и образах советской литературы. Интернационализм, «чувство семьи единой» — не только и не просто тема писательского творчества. Прежде всего это — активная, идейно устремленная жизненная и творческая позиция писателя, предопределяющая социальную зоркость и духовную содержательность его таланта и внутреннее качество художественной мысли, диктующее ей широту философских горизонтов, устремляющее ее к постижению глубинных пластов народного бытия.

На современном этапе развития социалистического общества диалектика национального многообразия и интернационального единства советской литературы обогащается принципиально новыми качественными особенностями. Меняется характер взаимосвязей и взаимодействия между национальными литературами. Не взаимное ознакомление с достижениями друг друга, не односторонние влияния старших по возрасту и зрелых по опыту литератур на более молодые, но их интенсивное взаимообогащение и сближение в широких масштабах многонационального литературного процесса выступает ведущей закономерностью развития. На основе все возрастающей активности многоразветвленных и многосторонних, идущих как вширь, так и вглубь равноправных связей между литературами народов СССР существенные изменения претерпевает эстетическая природа творческих взаимовлияний, оставляя все меньше поводов для констатации лишь внешних совпадений и созвучий тематических или образных мотивов в творчестве разнонациональных писателей. Конечно, средоточием взаимовлияний была и остается творческая индивидуальность писателя, но сами они становятся куда тоньше и сложнее, шире и многообразнее и ныне дают все основания говорить о том, что не только талант влияет на талант, но и манера на манеру, стиль на стиль, литература на литературу, включая как ее современные достижения, так и исторический опыт. Все лучшее, чем обладает и чего достигает каждая из литератур, становится общим достоянием всей советской многонациональной литературы, создает ее общие духовные ценности, предопределяет единство ее новых традиций.

Именно на современном этапе, в условиях интенсивного взаимообогащения и сближения разнонациональных литератур преодолевается унаследованный от дореволюционного прошлого и неравномерного развития 20—30‑х гг. разрыв в их уровнях. Однако, отмечая это, важно иметь в виду, что речь идет не о конкретных творческих результатах, закрепленных каждым произведением в отдельности, а прежде всего о направляющей тенденции литературного процесса. В том, что такая тенденция не просто имеет место, но обретает силу закономерности, нагляднее всего убеждает пример ускоренного движения новописьменных и младописьменных литератур от фольклора к современному реализму. Выдвижение этими литературами ярких дарований и талантов, получающих широкое всенародное признание (Ч. Айтматов, Р. Гамзатов, Д. Кугультинов, А. Кешоков, К. Кулиев), свидетельствует о стремительном развертывании их творческого потенциала, безграничии их художественных возможностей.

Стремительное обновление, обогащение национальных традиций расширяет стилевые границы каждой, отдельно взятой, литературы, обусловливает возникновение межнациональных стилевых течений. Параллельно с развитием многостилевым происходит и многожанропое развитие литератур, в русле которого выделяются роман и повесть как ведущие эпические формы современной прозы. За возрастающей общностью стилевых и жанровых исканий, будь то роман социально-аналитического типа или лирико-романтическое повествование, документальная, лирическая, фольклорная или притчевая проза, стоит единство идейно-тематических направлений, — «силовых линий» многонационального литературного процесса современности. Именно в силу этого в разных национальных литературах возникают такие сопредельные художественные явления, как историко-революционные трилогии А. Нурпеисова «Кровь и пот» и Г. Ходжера «Амур широкий»; широкоохватные романы о судьбах деревни — «Комиссия» С. П. Залыгина, «Люди на болоте», «Дыхание грозы», «Метели, декабрь» И. Мележа, «Бремя нашей доброты» И. Друцэ, «Пряслины» Ф. А. Абрамова; крупномасштабные обобщения история, опыта Великой Отечественной войны — «Живые и мертвые» К. М. Симонова, «Потерянный кров» Й. Авижюса, «Берег» Ю. В. Бондарева; военные повести Г. Я. Бакланова, В. В. Быкова, В. Л. Кондратьева; документальная проза о войне, представленная книгой «Я из огненной деревни…» А. М. Адамовича, Я. Брыля, В. А. Колесника, «Блокадной книгой» Адамовича и Д. А. Гранина, повестями Гранина «Клавдия Вилор», В. А. Яворивского «Вечные Кортелисы», романами Ю. Туулика «Можжевельник выстоит и в сушь» и Д. Я. Гусарова «За чертой милосердия»; т. н. «деревенская проза» В. М. Шукшина, В. Г. Распутина, В. И. Белова, Е. Гуцало, М. Стрельцова, Г. Матевосяна, А. Айлисли; погруженные в круговорот повседневной жизни «городские повести» Ю. В. Трифонова, «маленькие романы» Э. Ветемаа, романы М. Слуцкиса «Жажда», «На исходе дня», «Поездка в горы и обратно», романы Г. И. Панджикидзе; исторические романы С. П. Бородина, П. Загребельного, Г. Абашидзе, И. Есенберлина, Д. М. Балашова, И. К. Калашникова, Т. Касымбекова, Т. Каипбергенова, А. Якубова, П. Кадырова; лирическая, исповедальная, автобиографического характера проза О. Ф. Берггольц, Гамзатова, Э. Межелайтиса, М. Карима, Брыля. Подобная сопредельность разнонациональных художественных явлений наблюдается в поэзии (эпические и драматические поэмы Ю. Марцинкявичюса, А. А. Кулешова, М. Карима, Кугультинова, Б. И. Олейника, философская лирика Л. Н. Мартынова, Межелайтиса, Р. Рзы) и в драматургии.

Закрепляя уровень развития, достигнутый той или иной литературой, каждое самобытно яркое, талантливое произведение становится во всесоюзном масштабе неким образцом, на который равняются разноязычные художники, примером, стимулирующим ускорение общего движения. Принципиальное значение обретает ориентация каждой из литератур на «всесоюзную вышку» — единые эстетические критерии, на основе которых вырабатываются общие требования к идейно-художественному качеству произведений, преодолеваются отдельные проявления национальной узости, ограниченности, неклассового подхода к прошлому, этнографической описательности, любования экзотикой и архаикой.

В русле современных процессов взаимообогащения и сближения братских литератур народов СССР возникла такая качественно новая особенность развития, как двуязычие в творчестве ряда писателей. Подобные явления история мировой литературы знала и в прошлом (Т. Шевченко, М. Вовчок, К. Хетагуров, Ю. Янонис, Ю. Балтрушайтис и др.), но они существовали прежде как разрозненные факты, не складывавшиеся в тенденцию. Ныне есть основания говорить о многоразличных проявлениях общей тенденции. Это и создание произведений на языке другой нации, который стал для писателя родным языком (поэзия О. Сулейменова, проза Ф. Искандера, А. Алимжанова, С. Санбаева, Т. Пулатова, Т. Зульфикарова, проза и драматургия М. Ибрагимбекова и Р. Ибрагимбекова), и творчество на двух языках одновременно (на киргизском и русском у Ч. Айтматова, молдавском и русском у И. Друцэ, белорусском и русском у А. Адамовича, украинском и русском у В. А. Коротича, азербайджанском и русском у Ч. Гусейнова), и перевод на русский язык своих произведений самим писателем (В. Быковым, В. А. Козько, В. Бээкманом, Ч. Амирэджиби). Примечательный пример двуязычия дал Ю. Рытхэу, пишущий на русском языке, но осуществивший перевод на чукотский «Поднятой целины» М. А. Шолохова. Двуязычие писательского творчества имеет под собой реальную жизненную основу: расцвет национальных языков СССР, их усилившееся взаимодействие, возросшее значение русского языка как языка межнационального общения.

В современных условиях национального многообразия и интернационального единства советской литературы значительно расширяются творческие горизонты, углубляются исследовательские плацдармы литературоведческой науки и литературной критики. На передний план выдвигаются задачи сопоставительного и сравнительного изучения литератур народов СССР, анализ и обобщение идейно-художественного опыта советской литературы в целом. Выход литературоведения и критики к сравнительно-историческому, сравнительно-типологическому и системному исследованию многонационального литературного процесса также отвечает характеру взаимосвязей и взаимодействия, взаимообогащения и сближения братских литератур советских народов на современном этапе. См. также Идейность литературы, Народность литературы, Партийность литературы, Постановления Коммунистической партии по вопросам советской литературы, Съезды писателей СССР.

Литература:
Ленин В. И., О литературе и искусстве, 6 изд., М., 1979;
Горький М., О литературе, М., 1980;
История сов. многонац. литературы, т. 1—6, М., 1970 — 1974;
Единство. Сб. статей о многонац. сов. литературе, в. 1—4, М., 1972 — 1982;
Гусейнов Ч., Формы общности сов. многонац. литературы, М., 1978;
Ломидзе Г., Ленинизм и судьбы нац. литератур, 2 изд., М., 1974;
его же, Чувство великой общности. Статьи о сов. многонац. литературе, М., 1978;
Озеров В., Революцией мобилизованная и призванная. Сов. литература: 60 лет по ленинскому пути, М., 1977;
Пархоменко М., Многонац. единство сов. литры, М., 1978;
его же, Рождение нового эпоса, М., 1979;
его же, Горизонты реализма. О традициях и новаторстве сов. литературы, М., 1982;
Кузьменко Ю., Сов. литература вчера, сегодня, завтра, М., 1981;
Суровцев Ю., Необходимость диалектики (К методологии изучения интернац. единства сов. литературы), М., 1982;
его же, В 70‑е гг. и сегодня. Очерки теории и практики современного литературного процесса, М., 1985.

В. Д. Оскоцкий.

также Краткая хроника литературной жизни Советского Союза 1917—1983:

1917—1929

1930—1939

1940—1949

1950—1959

1960—1969

1970—1983


Литературный энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия. . 1987.

Смотреть что такое "СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА" в других словарях:

  • Советская литература — Содержание 1 Социалистический реализм 2 Поэзия …   Википедия

  • Советская литература —         художественная литература народов Советского Союза; см. СССР. Литература (См. СССР. Литература и искусство) …   Большая советская энциклопедия

  • «СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» — «СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА», ежемесячный журнал. Орган СП СССР. Выходит с 1946 в Москве на английском, испанском, немецком, польском и французском языках. Знакомит зарубежных читателей с новыми произведениями многонациональной советской литературы.… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Советская литература и Лермонтов — СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА и Лермонтов. Повышенный интерес к Л., к его личности и творчеству нашел отражение как в прямых высказываниях сов. писателей, так и в их худож. творчестве воссоздание образа поэта, развитие характерных для Л. тем и мотивов,… …   Лермонтовская энциклопедия

  • РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Русская советская литература — Русская советская литература как литература социалистического реализма представляет собой принципиально новый этап в развитии мировой литературы. Она унаследовала все лучшее, передовое, что было создано в области духовной культуры русским народом …   Литературный энциклопедический словарь

  • ЕВРЕЙСКАЯ СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА — ЕВРЕЙСКАЯ СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Зачинателями Е. с. л. явились поэты О. М. Шварцман, Д. Н. Гофштейн, Л. М. Квитко, П. Д. Маркиш, приветствовавшие Октябрьскую революцию. В первые годы Советской власти выступили поэты А. Д. Кушниров, С. З. Галкин, Э …   Литературный энциклопедический словарь

  • НЕМЕЦКАЯ СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА — НЕМЕЦКАЯ СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Литература немцев, живущих в СССР, развивается на немецком языке на основе немецких и русских классических литератур. Значительное место в доокт. литературе занимал фольклор (частушки, песни, сказки, шванки). В… …   Литературный энциклопедический словарь

  • "НОВАЯ СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ПО ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ" — ежемес. информационно библиографич. бюллетень книг и статей из сборников и журналов издается (на ротапринте) Фундамент. б кой обществ. наук АН СССР им. В. П. Волгина с 1949. Является продолжением выходившего в 1947 48 бюллетеня Новая лит ра по… …   Советская историческая энциклопедия

  • Литература Таджикистана — литература на таджикском языке. Кратко Письменные и устные произведения, составляющие литературу, сложились на территории современного Таджикистана в 16–20 веках. Таджикскую литературу, возможно, более, чем какие либо другие, кроме иранских,… …   Википедия

  • ЛИТЕРАТУРА — ЛИТЕРАТУРА, литературы, жен. (лат. litteratura). 1. Вся совокупность письменных и печатных произведений того или другого народа, эпохи или всего человечества в целом; письменность, в отличие от устной словесности. Древнерусская литература. 2.… …   Толковый словарь Ушакова

Книги

Другие книги по запросу «СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»